Gorod-kids.ru

Мама и я
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Аборты во втором и третьем триместре Преступление или право

Аборт: преступление или право?

Чем отличается аборт от убийства? Ничем по формальным признакам, так как аборт есть прекращение человеческой жизни, искусственное. То есть убийство. Отличается ли это от убийства ребенка, уже родившегося, но ненужного, оставленного в мусорном баке? Некоторым людям довольно легко распоряжаться жизнью своих детей, пока они не посмотрят им в глаза, некоторым — и после этого. «Я тебя породил, я тебя и убью», — причем здесь вообще Бог?» Бог против. Большинство религий решительны в вопросах абортов, объявляют это одним из самых страшных грехов. Отдельные правительства, законодатели грех возводят в категорию преступления и запрещают аборты. Не обращая внимания на родителей, которые не готовы, не могут или не хотят воспитывать нежелательных детей или детей с особенностями. Страдают вновь дети. Аборт — право или преступление? Какой ответ на этот вопрос дают в других странах, узнаем сегодня после 20:00 в «Дорожной карте».

В Португалии почти невозможно найти священнослужителя, который был бы за легализацию абортов. Учитывая то, что в историческом «анамнезе» этой страны фигурирует такое постыдное явление как инквизиция, а также то, что католицизм здесь всегда был очень существенной составляющей общественной жизни, несложно понять, почему церковь всегда высказывается против подобной практики. Начиная с IV века католическая церковь осуждает искусственное прерывание беременности на любой стадии развития плода и при абсолютно любых обстоятельствах, считая, что, начиная с момента оплодотворения в новое зарождающее существо вселяется душа. Поведение тех, кто решается прервать ее существование, квалифицируется как убийство и наказывается отлучением от церкви. Поэтому неудивительным было даже для нынешнего светского португальского общества соответствующее заявление известного священнослужителя и богослова падре Тарсисиу Алвеша, сделанное им в конце января 2007 года, когда в стране вовсю шла подготовка к уже второму референдуму о запрете или легализации абортов. Первая попытка граждан страны разрешить женщинам делать аборты была предпринята здесь в 1998 году. Тогда общество высказалось против легализации, с перевесом всего в один процент голосов. В 2007-м почти 60 процентов португальцев позволили женщинам иметь такое право. Теперь они могут отказаться от будущего ребенка при сроке беременности до 12 недель. Срок этот может быть увеличен, если женщина подверглась сексуальному насилию, если плод неправильно формируется или если роды угрожают жизни будущей матери. При этом прерывание беременности может быть осуществлено только в специальном медицинском учреждении, а нелегальный аборт наказывается лишением свободы до трех лет.

Португальская католическая церковь, будучи отделенной от государства, не может изменить существующих законов, однако она продолжает выступать против этого явления, считая, что разрешение абортов девальвирует ценность самой человеческой жизни.

Несмотря на то, что Израиль считается демократическим государством, в котором права граждан и свободы имеют высокий приоритет, когда дело касается абортов, женщина лишается возможности выбора без вмешательства государства. В частности, это происходит из-за того, что религия не отделена от государства.

Так, согласно закону от 1977 года, аборт в Израиле квалифицируется как уголовное преступление. Единственный легальный выход получить данную услугу – пройти медицинскую комиссию с участием раввина, который решает, есть ли медицинская необходимость аборта. В стране существует 40 таких комиссий.

Женщина, желающая легально сделать аборт в Израиле, обязана обратиться в специальную комиссию, еженедельно заседающую при больницах. Уважительных причин, гарантирующих разрешение, несколько:

Читать еще:  Секс при эрозии шейки матки: можно или нет

— состояние здоровья (причем диагноз должен быть очень серьезным и подтвержден кучей обследований или заключением психиатра, если рождение ребенка негативно отразится на психике женщины)

— незамужний статус + бедственное положение (состоятельной незамужней могут и не выдать разрешения)

— если ребенок не от мужа, о чем женщина должна официально заявить на комиссии

Также право на бесплатный и безусловный аборт имеют военнослужащие срочной службы – делается это через армейского врача.

Всего в 2012 году в Израиле сделали аборт 20 000 женщин.

Около половины жительниц Израиля, просивших разрешение на аборт, относились к категории женщин, забеременевших вне брака, а также ставших жертвами изнасилований и сексуальных связей с близкими родственниками. Каждая пятая женщина, обратившаяся в комиссию, получила разрешение на аборт по медицинским показаниям.

От евреек просьб поступило вдвое больше, чем от мусульманок, христианок и друзов.

Самой распространённой причиной абортов оказалась внебрачная беременность –почти 50% обращений.

На любом этапе вы можете изменить решение и решить, что вы не желаете прерывать беременность. Вы сможете проконсультироваться по этому вопросу дополнительно с врачами и/или с социальным работником и/или с любым другим органом.

Вместе с тем, медики отмечают, что из-за сложностей с легальными абортами в Израиле данных по истинному количеству проведенных операций по прерыванию беременности в стране нет. Предполагается, что количество абортов, проведенных частным порядком, приблизительно равно количеству абортов, разрешенных специальными комиссиями и проведенных в больничных условиях

Чаще всего прерывание беременности делают репатриантки из Эфиопии: 41 аборт на каждую 1000 женщин детородного возраста. Далее, с большим отрывом следуют репатриантки из России и других стран СНГ – 15 абортов на 1000 женщин, причем медики отмечают тенденцию к сокращению этого показателя. Еврейки-уроженки Израиля стоят на третьем месте – 11 абортов на 1000 женщин. Реже всего аборты делают арабки.

Около 40% разрешений на аборт выдается замужним женщинам. Около 65% женщин моложе 24 лет и около 75% женщин в возрасте 25 лет и старше, обратившиеся за разрешением на прекращение беременности, признались, что они не пользовались средствами предохранения.

В конце января сотни французских граждан выходили на манифестацию, чтобы защитить право женщин на аборты. Примечательно, что протестовать они вышли день в день ровно 40 лет спустя, после принятия революционного для того времени закона об абортах, связанных с именем легендарной теперь во Франции женщины-министра здравоохранения Симоны Вей. Саму мадам Вей в момент, когда она произносила свою знаменитую речь в Нацсобрании Франции, тогда жестко критиковали. Кто-то из депутатов даже сравнил аборты с нациткими печами, не зная, видимо, что сама Симона Вей вместе с матерью прошла через лагерь Аушвиц-Биркенау. В 2015 году французкие женщины вновь заговорили о законе Вейль. По их словам, право на аборт находится в опасности из-за нехватки специализированных структур – в 2009 году экс-министр правой партии Саркози представила закон, который был принят, согласно которому общественные больницы подверглись реформированию – сокращение бюджета в том числе. Таким образом, закрытию подверглись многие родильные отделения, — объясняла журналистам Сюзи Ройтман, представитель Национального коллектива по защите прав женщин. Ежегодно во Франции производится около 210 000 искуственных прерываний беременности, цифра остается стабильной. До принятия закона Симоны Вей француженки были вынуждены ездить в соседние страны, где аборты были легализованы, у кого не было денег на билет, решались на нелегальный аборт. Мадам Вейль тогда говорила о десятках летальных исходов. Нынешний министр здравоохранения Франции Марисоль Турен заявила о том, что новые меры для искусственного прерывания беременности будут приняты, среди них, например, фигурирует и 100% возмещение расходов на проведение УЗИ, анализов, будет создана специальная бесплатная горячая линия. С 2013 года во Франции сами аборты покрывались социальным страхованием, а вот за анализы пациентки должны были платить сами.

Читать еще:  Лечебная физкультура при заболеваниях сердечно-сосудистой системы

Программа министра Марисоль Турен обещает облегчить формальности процедуры, предоставить полный доступ к информации, а также немедленный беспроблемный доступ к медицинской процедуре по всей территории Франции, чтобы любая женщина могла успеть в установленные законом сроки для аборта – 10-12 недель. Как и 40 лет назад, из-за того, что бюрократическая процедура занимала слишком много времени, в 2015 году, согласно министру здравоохранения «страдают самые слабые в социальном плане». Кроме того, особое внимание во Франции уделяется контрацепции, гинекологи старательно объясняют риски и преимущество тех или иных мер. А купить т.н. таблетку «скорой помощи», которую принимают в течение первых 48 часов после «опасного сексуального акта» во французских аптеках можно купить без рецепта. Однако комитеты по защите прав женщин волнуются и говорят, что несмотря на то, что мера хороша, она не решает проблемы контрацепцией для подростков. Именно поэтому таблетку и называют «скорой помощью» , ее использование предназначено для т.н. крайнего случая.

1:33 PM 12/14/2020 – Electoral College Meeting Monday To Formally Choose Joe Biden As Next President

By admin
Post date

The Palestinian Authority (PA) has resumed security co-operation with Israel after six months and following the election victory of US President-elect Joe Biden, senior PA security officials confirmed to Janes in November 2020. A Palestinian security analyst consulted by Janes considered the resumption a good gesture and a message to Biden, whom Palestinians expect to sponsor a return to peace talks with Israel to alter course from the policies of outgoing US President Donald Trump on the Israeli-Palestinian conflict.

Major General Kamil Abu Rukun, director of the Coordination of the [Israeli] Government Activities in the [Palestinian] Territories (COGAT), confirmed by writing in a letter to the PA on 17 November that Israel has previously stated that the bilateral Israeli-Palestinian agreements continue to form the applicable legal framework governing the conduct of the parties. The PA presented the letter to justify the resumption to Palestinian sceptics, with PA Minister of Civilian Affairs Hussein Sheikh telling Janes on 26 November, “Immediately, following our receipt of General Abu Rukun’s letter, we informed the Israeli side of our decision to resume security co-operation with them.”

Resuming operations

The PA completely cut its security ties with Israeli and US security services on 19 May 2020, following the Israeli government’s endorsement of an annexation plan for large parts of the West Bank and Jordan Valley. However, Israeli Prime Minister Benjamin Netanyahu subsequently postponed annexation, and notably following declarations by Bahrain and the United Arab Emirates of their normalisation of ties with Israel in September.

The proof could be provided via an app.

The first approved coronavirus vaccine has arrived, with distribution beginning over the weekend for Pfizer’s vaccine. It’s the culmination of an unprecedented feat of scientific achievement, which puts the end of the coronavirus pandemic in sight.

Читать еще:  Нистатин — инструкция по применению препарата при молочнице

The news of the vaccine has left many wondering exactly how the vaccine will allow some measure of normality to resume. And a report over the weekend indicated that an app, allowing users to show proof of their vaccination, will be part of that process.

The New York Times reported Sunday that at least three airlines, including United, JetBlue and Lufthansa, will use an app called CommonPass, in order to “verify passengers’ virus test results—and soon, vaccinations.” This will allow users to produce a code that will allow them to board international flights.

It’s an old idea, per The Times, as vaccination certificates have been used in the past following pandemics, including the Spanish Flu in the early twentieth-century. And the government has already announced that it plans to present vaccination cards to those who have received the vaccine.

The app idea isn’t entirely new, either. In the early days of the pandemic, a company called NetObjex announced the impending arrival of an app called COVID PreCheck, which promised to connect users to antibody testing centers, and eventually provide a QR code showing immunity. However, that app is not currently available in the App Store. Another app of that sort, Clear’s Health Pass, is available now. In addition, an app called Digital Health Pass, from IBM, is in testing, per the Times, and “is in discussions with a major sports stadium.”

The idea could be adapted, eventually, to movie theaters, concert venues, cruise ships, and other places looking to reopen once the pandemic is over.

CommonPass, according to its website, was created by a nonprofit called The Commons Project, which was first used in East Africa, and has since partnered with the World Economic Forum.

“For global travel and trade to return to pre-pandemic levels, travelers will need a secure and verifiable way to document their health status as they travel and cross borders,” the site says. “Countries will need to be able to trust that a traveller’s record of a COVID PCR test or vaccination administered in another country is valid. Countries will also need the flexibility to update their health screening entry requirements as the pandemic evolves and science progresses. Airlines, airports and other travel industry stakeholders will need the same.”

The app is currently “in trials,” the site said.

There are, however, thorny ethical considerations here. Such an app, by its very nature, would likely discriminate against those without smartphones, and possibly create a bifurcated society between those with the immunity certification and those without it.

Stephen Silver, a technology writer for The National Interest, is a journalist, essayist and film critic, who is also a contributor to Philly Voice, Philadelphia Weekly, the Jewish Telegraphic Agency, Living Life Fearless, Backstage magazine, Broad Street Review and Splice Today. The co-founder of the Philadelphia Film Critics Circle, Stephen lives in suburban Philadelphia with his wife and two sons. Follow him on Twitter at @StephenSilver.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector